Даже без учёта ситуации в Европе, ситуация с  финансовым сектором интересна по многим причинам. 1) Заканчивался ли кризис 2008/9? 2) Сохранится ли экономический рост? 3) Инвестиционные возможности/последствия для портфелей.

Ты помнишь как всё начиналось?

С проблем финансовых институтов начался кризис (по крайней мере его видимая часть) сабпрайм-ипотеки (2007), переросший в коллапс Бэйр Стэрнз,  Братьев Лимоновых, спасение ЭйАйДжи, Фанни и Фрэди и других системных (too big to fail) институтов (2008). Так были спасены они или нет? Версия гриншутистов: всё прекрасно, наводнив балансы этих организаций народными деньгами, изменив правила оценки активов, можно считать, что их вылечили.

Картинки (рынок) не обманут. (графики благодаря finviz.com):

В отличие от роста мировой экономики и рисковых активов, тут рост если и был, то какой-то дутый. Возможно ли восстановление экономики, когда системные банки не восстанавливались?

Баффет и Берковиц: что нужно знать инвесторам.

Баффет находит объекты в финансовой сфере. Сначала он купил часть Бэнк оф Америка, теперь его компания Беркшайр Хэтуэй (Berkshire Hathaway) выкупает свои акции с рынка — беспрецедентный шаг. Многие комментаторы увидили в этом признак оптимизма и дешевизны рынка: время покупать! (Что ни сделай Баффет, всё божья роса). Между тем, я трактую этот шаг: «нет других достойных объектов вложений на рынке, поэтому давайте вернём деньги акционерам.» Это самое разумное что можно сделать с большим количеством нала, который скопился в закромах Уоррена. Рынок дорог. Более того, если летом из игры вышел Сорос, а теперь сокращает долю и Баффет, это нехорошие признаки для финансовых активов.

Другой любитель финансового сектора — Брюс Берковиц — звёздный менеджер фонда Fairholme. Умница и приятный собеседник. Вспомнилось его недавнее интервью  Консуэле Мак. Его фонд потерял миллиарды за последний год, благодаря «убеждённой» концентрированной позиции в финансовых компаниях. В интервью он снова отстаивает свои выкладки (BoA и AIG — крупнейшие его ставки, делают его похожим на Баффета.):

…if I’m wrong, I don’t deserve to be in business, in this business, because everything I look at tells me that the financial companies that we’ve invested in are extremely cheap, below their book values, below their tangible book values, below their liquidation values.

Консуэла спрашивает, готов ли он дальше стоять на своём и какой запас прочности в фонде при такой ситуации, когда инвесторы бегут из него. Видно, нелегко даётся ему ответ, и да, он признаёт, что оказался «прав слишком рано». Ещё немного, ещё чуть чуть — и всё наладится, терпеливые акционеры пожнут плоды. Пока не наладилось. BoA -30% за последний месяц, AIG -17%. Сколько останется их после обвала, этих преданных «крепких орешков»? Берковиц не впервые идёт против толпы. (на рынке с начала 90-х). Контрарианец — это выбор, это часть его истории успеха. Станет ли нынешняя история историей заката? Думаю, скорее — историей превращения в нишевого/бутикового управляющего. Ну растеряет он активы домохозяек, однако, знали ведь они, с кем связались? История доходности / послужной список важны, но куда важнее качества управляющего, которые проявляются в таких критических ситуациях. Либо вы разделяете до конца его взгляды и методы, либо поищите другого (либо индексный фонд).

Моё мнение. Финансовый сектор дёшев не без причин. Многие долги так и не были списаны в своё время. Все страшно боятся убытков сегодня, но беда в том, что завтра убытки будут ещё больше. Рынку нужны убытки, списания прямо сейчас! Верно и для Греции, и для банков, и для евро. Даёшь расчистку балансов и организованную ликвидацию долгов! Цены не обманывают, именно поэтому мои тактические портфели — всё больше о долларах, американсих treasuries и золоте, чем о финансовых компаниях. Гордое звание «контрарианец» оставим Берковицу.

ЗЫ. Любителям финансовой истории — интересная серия документальных материалов в четырёх частях о финансовом крахе. Благодаря @ritholtz.