Очевидно, мы наблюдаем большие структурные сдвиги в сфере занятости. От того, смогут ли развитые страны поборить безработицу, зависит судьба выздоровления экономик (в том числе, снижение дефицитов). У меня большие сомнения, что при нынешних (вчерашних) системах подготовки кадров это можно сделать.  Технологии играют ключевую роль в этих изменениях. Без сильной (настоящей) инновационной политики и (настоящих) реформ девиз «спасайся кто как может» приобретает ещё большую актуальность. Из «Экономиста«:

The latest Gallup Underemployment Index now stands at 19% of the global workforce. It is made up of the unemployed (7%) and those who have part-time jobs but would like to work more (12%)…

In America the long-term unemployed now account for 30% of the total, up from 10% in 2007…

Young people have been the biggest victims of the crisis. In 2007 the youth unemployment rate in the OECD was 14.2%, compared with 4.9% for older workers; in the first quarter of this year the rates were 19.7% and 7.3% respectively.

А если говорить о средиземноморских странах Евросоюза, то там ситуация с безработицей ещё более выражена.

Ниже попытка объяснить, почему безработица будет оставаться высокой (а может быть и расти дальше), и какие специальности будут оставаться востребованными.

Хотя в России сейчас относительно высокая занятость, работникам трансформационных (обычно связанных с физическим трудом) и транзакционных профессий (рутинные работы с документами, колл-центры) больше шансов столкнуться с «потогонной» и нестабильной работой, по опыту других стран. Я подумал о почте и McDonald’s — крупнейших работодателях США, и мне стало тем более непонятно, как Америка собирается повысить занятость (тем более Европа). Будущее — за теми виды работ, которые трудно стандартизировать (обычно связанные с навыками общения и творчеством). Вот как считает McKinsey Global Institute (курсив мой):

…there are three main types of work: transformational (typically involving physical activity, such as construction); transactional (such as routine jobs in call centres or banks, often still done by people but capable of being automated); and interactional (relying on knowledge, expertise and collaboration with others, such as investment banking or management consultancy). Transformational work has been in long-term decline in most rich countries, shifting to emerging markets, particularly China, though wages in Chinese factories are now soaring.

Now a wave of labour arbitrage and the substitution of technology for humans is starting to sweep through transactional work, wiping out many routine white-collar jobs in rich countries. But interactional work […] is unlikely to go the same way, because it is inherently difficult to standardise. In this kind of work technology tends to enhance human capabilities, often creating a “winner-takes-all” market in which the best performers are paid disproportionately well. Transformational and transactional work tend to suffer from fierce competition, slim profit margins and low pay, whereas the best interactional knowledge-work companies continue to earn fat margins.

Источник: Labour-market trends: Winners and losers | The Economist.

Однако, многие специальности, связанные со знаниями (напр. «престижные» юристы и экономисты) тоже не защищены от маргинализации. Посмотрите на растущий набор высокопроизводительных инструментов, которые автоматизируют обработку всех этих знаний, либо легко связывают нас с нужной информацией или экспертами.

К какой категории относится ваша профессия? Какие изменения вы наблюдаете в своей области (если вообще наблюдаете)?